9 Wall | Сайт Ёж Иголкина - Страница 2

Дружба

Пролог.

Скажи мне:
Много ли с тобою тех, кого ты хочешь видеть рядом,
Кого бы мог назвать друзьями, своими пацанами,
Братьями, – да как угодно,
Если понял ты о ком я, сам подбери слово.
Кто к тебе домой зайти может по-простому,
Чьи уже давно помнишь наизусть телефоны.
Что у вас общего — радости, заботы
Или так — расходы на кабак, за травой походы.
Пьяные базары: “Все всех уважают!”,
В синем угаре братание с кем попало.
Загоняешься от скуки — лишь бы в тусе, хуже “с*ки”.
Что значит, если ты кому-то пожимаешь руку?
Я тебе не лезу в душу, не волнуйся,
Это дело личное — самому себе ответить,
С кем твои мысли?
Где твоё сердце? /Nonamerz/

Мысли:
Желание иметь друзей связано с преодолением человеческой замкнутости на себе, с преодолением эгоизма. Славянское слово «друг» означает «другой», «ближний». Желание стремиться к кому-то другому совершенно необходимо человеку. Человек может реализоваться только в связи друг с другом. Заповеди ведь самые главные две: любить Бога и любить другого. Любовь к другому человеку и есть стремление к дружбе. Всякий человек теоретически и практически может и должен быть другом.
Друзья часто появляются у человека в молодости, например в институте. Почему так необходимо где-то учиться после школы — кроме всего прочего для того, чтобы обзавестись хорошими друзьями. Часто именно в молодости человек находит настоящих друзей на всю жизнь. Даже говорится в пословице: каких друзей наберешь, так и жизнь проведешь. И действительно, так часто бывает — с кем ты в юности так или иначе связал свою жизнь, случайно или сознательно, с теми ты потом и живешь. Дружба в юности требует досуга, она часто связана с ничегонеделанием, формы этого ничегонеделания, правда, бывают разными, но часто они близки к настоящему творчеству. Мы, например, в студенческие годы время проводили весело, и при этом, как мне кажется, содержательно. У нас были эпохи шарад, которые мы разыгрывали с упоением, или какие-то совместные поездки. Оказывалось, что без этого как бы ничегонеделания нет и более глубоких человеческих взаимоотношений. Легкая, поверхностная дружба может ни к чему не привести, а может быть началом очень глубокой человеческой привязанности.
Сейчас основная сложность — найти время на общение, на выражение своей дружбы.
Бывает, человеку необходимо именно сейчас твое внимание, и приходится чем-то жертвовать. Нужно трудиться над тем, чтобы не терялась человеческая связь. Как правило, все сложные и важные моменты жизни — свадьба, рождение детей, болезни, похороны родственников — без друзей были бы совершенно другими.
Я за верность друзьям. С этим человеком ты когда-то вместе провел часть жизни, а значит, какой он сейчас есть, такой и есть. Личные достоинства при дружбе не играют роли, ведь многие люди со сложными характерами прекрасно дружат.
Мне кажется, с годами личных друзей не становится меньше. Конечно, появляются новые друзья — например, друзья мужа или люди, связанные с какой-то но деятельностью. Есть друзья, с которыми видишься часто, и это потребность — видеть этих людей часто, а есть те, с кем видишься раз в год, и это тоже друзья. Есть один-два человека, с которыми нужно все самое трудное, самое радостное, самое грустное пережить вместе.

Эпилог.
Друг — это тот, кто что-то дарит. Необязательно это цветы, подарки на день рождения, или еще что-то.
Дружба — это немалый душевный труд. Дружба — это дар себя.

В детстве мы…

– Верили в сказки.
– Ни в чем не сомневались.
– когда я засыпаю, куклы оживают;
– пауков нельзя убивать, потому что дождь будет – если хоть несколько секунд смотреть на сварку, ослепнешь; – нельзя через лежащего человека переступать, расти не будет; – в песне поют ‘птица счастья завтрашнего дня, прилетела с крыльями свинья’; – большие комары – малярийные; – под кроватью сидит баба Яга, поэтому нужно запрыгивать с разбегу, чтоб за ногу не поймала
– ты веришь, что можешь стать кем угодно, кем захочешь. Твои мечты не знают границ. – Ты веришь в волшебство, веришь в сказки и сказочные возможности. Но стоит тебе повзрослеть, и эта детская вера рассеивается как дым, а вместе ней ты начинаешь видеть перед собой жизненные реалии и с ужасом понимаешь, что ты не можешь осуществить все свои мечты. И тогда ты становишься скромнее, просишь у жизни меньшего или вообще прекращаешь мечтать.

Когда мы были детьми.

– Могли заявить о себе на весь мир. Но постепенно их заколдовали и превратили в биороботов.- Живите и играйте как дети. Вспомните, как говорил Бог: «Если не будете как дети, то не войдете в царствие небесное». Понаблюдайте внимательно за поведением ребенка. Он везде и во всем найдет повод для игры. А мы, взрослые, только мешаем ему в этом. Мы слишком серьезно ко всему относимся. Мы думаем, что мир ограничен и в нем нет ничего нового и интересного. Я думаю, что вся проблема в том, что взрослые забыли, что мир — это великая тайна. И то, что мы видим в своей жизни, еще далеко от Самой Реальности, невообразимой и бесконечной в каждой своей точке. Они перестали относиться к себе и к окружающему миру как к загадке. И это самая главная ошибка взрослых.

Кошачий Роман

…Сорок розовых кустов – сказала мадам Кошка. Продавец протянул букет и отдал ей. Та, расплатившись вышла из ларька. Это был ее первый и последний букет для своего мужа Котауса. Она никогда не дарила ему цветы, так как он никогда не просил об этом. Чаще всего он сам ей внезапно мог подарить цветок, а иногда и сам букет. Это не означало что он в чем то провинился. Это означало его сильную и крепкую любовь, которую он испытывал к ней. Такая искренняя любовь, которую он мог обьяснять, только букетами цветов. Он не готовил повод для подарка, он его сам создавал этот повод, даря ей цветы…

продолжение следует

Появление до рождения.

Вы кто?

– Я должен был родиться мальчиком. Мне хотели дать имя, но я не родился.

А где ты хотел родиться?

– У вас.

В нашем мире, да?

– Да.

А ты мог родиться где-нибудь в другом, по-своему желанию, мире? Нет?

– У меня было желание родиться здесь, но мама не захотела.

Мама не захотела, и теперь тебе плохо?

– Теперь я ищу другую маму. Но, мне сказали, что если я потерял, то это будет долго. И ещё сказали, что в этом виноват я.

Почему?

– Потому, что я не смог уговорить маму. Я был непослушный… может быть из-за этого. Я не знаю.

А ты свою маму знаешь?

– Знал.

А папу?

– Знал.

Они тебе нравились?

– Да. Только папа стал много ругаться, мама стала много плакать. А я, а я хотел маму успокоить, но получилось наоборот.

Скажи, что ты теперь делаешь?

– Ищу маму.

Маму ищешь? Мы желаем тебе найти маму, и чем быстрей, тем лучше.А ты можешь о себе что-нибудь рассказать? Какой ты, где ты раньше жил?

-Не знаю. Ко мне пришли и сказали, что пришло время, я должен идти. Потом… Потом, я падал, а когда упал, то я был уже у мамы.

И ты у мамы жил?

– Да.

Сколько времени? Ты знаешь время?

– Время? ….Три луны.

Три луны. Три месяца. Мы тебе можем, чем-нибудь помочь?

– Не знаю.

А почему ты сюда пришёл?

– А я увидел и пришёл.

Кого увидел?

– Вы знаете, ваш мир похож на улей, и в нём много-много сот. Они все закрыты, а эта была немножко приоткрыта, и я зашёл.

Слушай, а ты расскажи, а кто к тебе приходил сказать, что тебе пора? Как они выглядели. Кто это был? Может, это голос был?

– Нет. Это были мужчина и женщина. Они пришли, развернули бумагу, нашли моё имя и сказали, что мне пора. Потом, они мне дали камешек. Этот камешек я должен был оставить у мамы.

А какой он цветом – камешек?

– Голубой.

Он хороший или плохой? Как ты чувствовал?

– Нет, он хороший, без него нельзя, без него я не смогу попасть к маме.

А теперь, он с тобой, этот камешек? – Нет. Если бы он у меня был, я бы нашёл маму.

А ты у мамы оставил камешек?

– Не знаю.

Ты его потерял?

– Не знаю. Меня же убили.

Кто?

– Я же должен был родиться.

А теперь, тебе не к кому пойти и не у кого спросить, куда тебе теперь?

– Если бы у меня был камешек, он бы обязательно мне нашёл маму.

А без камушка ты не можешь маму найти?

– Нет.

И что же теперь тебе делать?

– Не знаю.

Камешек – это желание. Как ты попал, там где ты сейчас находишься? Ну, до того, как ты маму нашёл, так сказать, до того, как к тебе пришли, где ты был? Ты всегда был там, или…?

– Нет. Если бы было всё хорошо, я бы родился. Потом бы – вырос и стал бы тоже папой. Потом бы – я стал старенький и обратно пришёл бы сюда.

А потом?

– Потом бы – я опять искал маму.

Ну, ты был, значит, когда-то папой, да?

– Да.

А когда – ты не помнишь?

– Не-ет, это помнить нельзя.

Почему?

– Потому, что я тогда не смогу правильно жить.

Ну, у нас некоторые помнят своё прошлое.

– Нет. Они не могут помнить. Если бы они помнили, они бы это всё пережили, а пережить дважды вы не можете.

Скажи, а почему ты мальчиком должен был родиться? Ты не знаешь?

– А мне сказали, чтобы я был мальчиком.

А ты можешь также быть и девочкой? Да? Если тебе скажут.

– Да. Только камешек будет другой.

Другого цвета?

Красный, наверно?

– Да – Красный.

из “Новой книги”

…Именно в этом мире ничего не было, лишь только Дух метался. И именно в этом мире впервые Дух – произнес Слово. И тогда родились новые. Родился Мир, в котором Мы сейчас живем.

Именно в этом начале не было ничего. Была пустота и лишь только мятежный Дух носился и искал себе подобного. И не найдя его – создал! Произнес Слово свое рожденное мечтами его и появилась земля. И дал ей имя – Земля. И сделал воды. И в Воды – жизнь поселил. И дал имя жизни – Рыба. И сделал животных Он и дал им имя – Животные. Но не увидел себя в них, и создал тогда человека. И дал человеку право – назвать свои Имена. Пришел человек и каждую из рыб назвал, и каждому из животных имя дал, и себя назвал, и детей своих назвал…

Пришли к Нему и спросили – Вы создали Мир этот? И ответил Он – Нет, Мечты мои, Желания мои, Любовь моя. Потому в каждом из Нас есть и желание, и мечта, и любовь. И Он сделавши и сотворивши Нас, передал и боль свою. И потому Мы болеем. Болеем когда не знаем, болеем когда хотим, болеем когда ищем. Имя этой болезни – Жизнь. И Он мятежник ушел от Нас. Ушёл, чтобы не мешать Нам, чтобы были самостоятельными в счастье и беде своей. Но придет время и Мы должны вернуться. Вернуться к нему и сказать – Вот он Я, Сын твой. И если узнает – Счастье! Если же скажет – Нет, Ты не мой, Ты чужой! Уйдешь, и не будет Дом у тебя…

Явление до появления.

– Знаете, я рождаюсь гораздо раньше, чем носитель этих цветов. Ещё за год, лоно матери уже приобретает зелёный цвет, зелёный цвет жизни, и этот цвет уже манит, манит и приглашает детей. Дети, увидев его, приходят, и тогда – «тайна рождения», и в этот момент я переливаюсь всеми радугами, я уже забываю, какой цвет мой – я меняю их все. Приходит время, и я снова приобретаю свой основной цвет зелёный. И когда ребёнок начинает шевелиться и делает первые вздохи, я приобретаю столь яркий цвет, что даже матери могут увидеть его. И когда они разговаривают с дитём, они разговаривают и со мной, и когда я слышу, как один из них говорит: «А нужен ли нам ребёнок этот?» – я чувствую страх ребёнка, и тогда из зелёного я становлюсь грязным, и тогда я уже боюсь самого себя. Ребенок начинает выделять яды, и мать начинает плохо чувствовать себя. Ему бы, бедненькому, затихнуть, но он боится. А если отец говорит: «Может быть, не нужен он?» – а мать чувствует токсикоз – она уже соглашается. Ребёнок тогда боится ещё больше, и тогда мать уже решает полностью… Тогда приходят другие цвета и стараются восстановить баланс. Проходит порыв у матери, отец успокаивается – успокаивается и ребёнок. Когда мать едет в автобусе, и кто-то нечаянно толкнёт, то ребенку становится больно, и эта боль передаётся матери. Мать, испугавшись “не навредила ли чего”, начинает ругаться с толкнувшим. И тогда, уже мать выделяет яды, и тогда, уже ребёнок начинает задыхаться. И тогда , опять я теряю чистый цвет, и опять я становлюсь грязным. Когда мать заходит, и ей не уступают место, про себя она злится, и тогда злится ребёнок, и тогда мать чувствует его беспокойство… И если это повторяется часто, и если мать старается успокоить себя химией, ребенок постепенно начинает умирать, и тогда, я теряю полностью свой цвет. Я зелёный, а значит, я даю жизнь, значит, я признак жизни. Представьте, представьте, когда мать приходит и ложится на кресло, и когда в лоно, в дом ребёнка, входит чужеродное, и старается вырвать, вытащить его оттуда… Представьте, как кричит ребёнок, представьте, как он мечется и хочет уйти от смерти! Вы только подумайте – он ещё не родился, а его уже убивают… И тогда, я становлюсь чёрным, чёрным. Я уже теряю, теряю всё. И вместе со смертью ребёнка умираю я, потому что я – признак жизни, а жизнь – уходит. И тогда, в следующей жизни, я прихожу к матери, прихожу уже чёрным цветом и не даю матери родить. И сколько бы потом ни мучилась, сколько бы она ни пыталась сделать это, никакая химия, ничто не может помочь, потому что я – признак смерти, и я не даю, и я не пускаю сюда детей. Я пугаю их, и они уже не приходят в этом дом, в это лоно.

Случай на корабле

Сегодня не так тепло как было несколько дней назад. Поэтому мы оделись чуть теплее. Она была в джинсах и джинсовой куртке, я тоже был в джинсах и в джинсовой куртке. Стоя на берегу, мы о чем-то разговаривали, но больше молчали, так за лето я смог узнать о ней всё. Вдали мы видели, большой и темный корабль, который медленно выходил в море. Было немного пасмурно, но из облаков выглядывало солнце. Был поздний август. Конец лета.
– Слушай! Сказал Я, ты слышала что-то о машине времени. Она может нас отправить в будущее или в прошлое, а может совершить прыжок в параллельный мир, где мы можем себя увидеть с другой стороны. Там мы можем быть совершенно другими. У нас могут быть другие родители, возможно братья или сестры, а возможно мы будем одни на каком-то остове.
Она сделала выразительные глаза, задумчиво нахмурилась и после того, как выдержала паузу, ответила коротко. «Давай!»
– Тебя не что не останавливает тут – сказал Я, у тебя есть родители, братик, тебе же хочется жить дальше?
– Да, – сказала Она. Но мне интересно, что там, где мы не когда не побываем и не когда не будем. Ведь мы же можем вернуться обратно в тоже время, как в фильме «Назад в будущее».
Возможно – ответил Я, но мы будем другими. Мы не будем прежними, у нас может поменяться сознание, мы будем по-другому мыслить и думать.
– Все равно, давай – сказала Она.
– А ты смелая! Ладно, побежали в одно место. Сказал Я, и мы побежали.
Они бежали через весь город, на другой конец города. Затем я увидел, как за нами погнался какой-то мужчина в плаще, и я побежал еще быстрее. Как только мы поровнялись с ней, Я Ей сказал, чтобы она усилилась и бежала еще быстрее. И Она побежала. Я, взяв ее за бок, швырнул в сторону, где была открыта дверь, и сам прыжком вскочил в нее. Затем Я закричал тому мужчине «Ты не успеешь!!!» И в туже секунду, как только он попытался запрыгнуть к нам в помещение, он начал исчезать. Затем вокруг все потемнело, и мужчина исчез.
Через какое то время появился свет, который освещал тусклой лапочкой. Мы начали успокаиваться и отходить от бега. Отдышавшись, Я начал ходить по комнате, в которой мы оказались. В комнате стаяла кровать, с каждой из сторон стояли тумбочки, письменный стол, а над ним наклеены разные фотографии, на которой из них была маленькая темноволосая девочка со светлым бантом на голове. Также были наклеены какие-то рисунки и вырезки из газет.
Отдышавшись и успокоившись, Она спросила «Где мы?».
– Я не знаю, – сказал Я, но тут на стене есть фотография девочки, которая очень похожа на тебя. Она быстро встала, подошла к столу и, всмотревшись на фото заплакала.
– Тише, тише, Я с тобой! Не плач – начал успокаивать её.
Через какое-то время нас стало укачивать как на корабле, затем послышались шаги. Мы стихли. И шаги прекратились. После того как стало тихо. Я сказал ей, что нам надо отдохнуть и поспать, а завтра будем разбираться, где мы.
– Хорошо – сказала Она, а где мы будем спать, тут на кровати, вместе?
– Да сказал Я, а что тут такого. Я тебя знаю, ты меня знаешь. Преставать Я к тебе не буду, можешь ложиться в одежде, если не доверяешь.
– Ладно, давай спать – сказала она, и пошла в сторону кровати, затем легла в чем была, сняв кроссовки
Как только она улеглась, я сел за стол и начал размышлять, где мы, и что нам делать. Посмотрев все вырезки из газет и фото, я понял, что мы находимся в этом времени, но где-то в другом месте. Значит, мы не пересекли временной отрезок, а перешли в другую параллель. Но откуда здесь ее детское фото. Всё это странно, думал Я, но потихоньку начал догадываться, что мы находимся в параллельном мире. То есть в тоже время, но в другом месте, возможно в другом отрезке времени. Затем, посмотрев еще раз, на ее детское фото Я понял что она, или кто-то из её родных или близких здесь уже были. А значит мы в безопасности. С этими мыслями я пошел спать.
Сколько мы проспали, Я не знаю, но проснулся от того что Она меня толкала с просьбой проснуться. Я открыл глаза и, посмотрев на Неё, спросил, «Что случилось?» Она сказала, что хочет в туалет. Я ей сказал, чтобы она немного потерпела, и что Я решу эту проблему, но она не отставала. Я встал и, осмотревшись в комнате, нашел пустое ведро и, дав ей в руки, сказал, «Вот туалет». Затем я пошел обратно в кровать и, укрывшись одеялом дальше начал спать. Через какое-то время Я опять проснулся. Она лежала около меня, повернувшись в мою сторону. Я начал её разглядывать, каждый уголок ее лица и наслаждаться её красотой лица. Через какое-то время из её глаза потекла слеза и она, открыв глаза, посмотрела на меня и заплакала. Я Её обнял и опять начал успокаивать.
Через какое-то время послышались шаги, и мы опять стихли. Затем начали стучаться в дверь, но мы не открывали, думали, что это тот самый мужик в плаще, который гнался за нами. Мы лежали тихо. Судя по стуку дверь, была железная и очень массивная. Тем светом, который освещал комнату, было плохо видно ее. За дверью послышались еще больше шагов и разные разговоры. Речь была русская, что, уже обнадеживало, что мы где-то на родине. За дверью послышался приказ «принести ключи» и кто пошел от этого места. За дверью продолжались разговоры, и никто никуда не уходил. Мы тихо лежали на кровати и даже не двигались. Через какое-то время дверь открыли, и комнату осветил яркий солнечный свет. В комнату вошли несколько матросов, а затем мужчина в кителе. Мы еще не знали кто это, и где мы находимся.
Кто вы такие и как вы тут оказались – спросил мужчина в кителе. Я Капитан корабля. А вы кто?
Мы молчали какое-то время, так как не знали что ответить.
Тогда капитан крикнул, чтобы мы встали с кровати, и вышли из комнаты. Мы встали. Она быстро перепрыгнула кровать и встала за меня.
Уважаемый капитан – начал говорить Я, Мы не знаем, как мы сюда попали и где мы находимся. Пожалуйста, не кричите на нас.
Тогда Капитан недоуменно посмотрел на нас, окинув взглядом комнату, сказал, чтобы мы здесь прибрались. А после того как уберетесь, пройдёте ко мне в капитанскую комнату и мы там поговорим.
Как только он закончил говорить в туже секунду один из матросов. Находящийся в комнате матрос, потерял сознание и рухнул на пол. Капитан крикнул «Врача!!!». Через пару минут прибежал другой матрос и осмотревший его сказал, что он дышит и его надо вынести отсюда. Пока выносили молоденького матроса, еще двоим, стало плохо, и один из них держась за голову, упал на колени и выполз из комнаты. Как только молоденького матроса вытащили из комнаты, ему стало лучше и он сел, попу, начал усиленно дышать. Через несколько минут он встал и тихонько пошел с матросом, который был врач, прочь от этой комнаты. Еще через какое-то время из комнаты вышли все, кто заходил в неё, а Капитан еще раз попросил нас прийти к нему капитанскую комнату, оставив рядом с нашей комнатой двоих матросов.
Мы начали убираться в комнате. Она заправляла кровать, а Я пошел с ведром, куда она ходила в туалет к матросам, чтобы спросить, куда вынести ведро. На что матросы сказали, чтобы я вылил всё это «добро» за борт, но ведро пусть оставит, чтобы в следующий раз можно было сходить. Сделав все это, Я поставил ведро в угол и пошел к ним. Затем начал расспрашивать у них, где мы и что это за место.
– Вы на корабле, посередине моря – радостно ответил один из матросов, – а как вы сюда попали, если здесь было закрыто?
Этого мы тоже хотим понять – ответил Я. Об этом, мы поговорим с Капитаном корабля.
– Ты всё сделала? – крикнул ей Я, а сам продолжать смотреть с бортика корабля на море. Я был поражен, как мы сюда попали, но на горизонте я заметил не большой берег и две человеческие фигуры в одежде похожей на нашу.
– А что это за берег, там в дали? – спросил я матросов, и указал пальцем в сторону того берега.
– Это наш Городок, откуда мы уплыли вчера – ответил мне другой моряк. Мы вчера задержались немного, так как долго не могли запустить двигатели корабля, и загружали провизию, продолжал моряк. Но вроде все хорошо и мы в море, плывем на Материк – закончил моряк.
– А она у тебя красивая, твоя девушка – сказал другой моряк.
Это не моя девушка, – сказал Я, мы друзья, просто гуляем, общаемся, и встречаемся. У нас ни чего серьёзного нет. Но ты на неё засматривайся. Она не из «робкого десятка», может и ответить – ухмыльнувшись, сказал Я.
– А что случилось с тем моряком, который упал в обморок, а затем вынесли из этой комнаты? – продолжил Я.
– Да так, ни чего – робко ответил моряк. Эта комната какая-то странная, всем кто здесь бывает, становится плохо, и если вовремя не вынести за порог этой комнаты, человек через несколько минут умирает.
Тише ты – одернул его другой моряк.
А что,- удивленно его прервал его моряк, пусть знают, где оказались. Нас и Капитана удивило то, что вы еще живы, Мы слышали этой ночью за этой дверью шум, но сначала не предали этому значения. Думали, нам показалось. А оказывается вы тут. Как вы тут можете так долго здесь находиться, да и еще умудрились поспать? Что с вами не так?
Мы молчали.
– Я всё! – со словами вышла Она из комнаты и по привычки захлопнула дверь.
Пошли к Капитану – сказали матросы. И мы двинулись.
Я хочу кушать – шепотом сказала Она. Тише! – дернул я Её.
Позже поедите – сказал один из моряков, скоро обед.
Мы шли к Капитану, а Я размышлял, что ему сказать и рассказывать. Затем немного остановился, обнял её и сказал ей шепотом на ухо, чтобы у капитана молчала, буду всё говорить Я. «Угу» ответила она и мы пошли дальше.
– Поторапливайтесь! – крикнул один из моряков. Капитан долго ждать не будет, ему скоро проверять весь корабль, двигатель и узлы корабля.
– Пришли! – сказал матрос и остановился у двери, на которой написано большими буквами «КАПИТАН».
– Входите! – открывая дверь, сказал матрос, и мы вошли.
В комнате, похожая на кабинет стоял стол с письменными предметами, разные журналы, компас, и прочие корабельные предметы, за которым сидел Капитан. Он попросил войти и присаживаться на стулья, которые стоили у стола, напротив него. Мы сели.
«Свободны!» крикнул он морякам и попросил закрыть за собой дверь.
В кабинете наступила тишина. Капитан что-то записывал в журнал, затем что-то отмечал в другом. Через несколько минут он закончил и, отложил свои журналы.
– Как вы сюда на корабль попали и кто вы такие, сколько вам лет? – наклонившись к нам с серьезным лицом, начал он спрашивать. Прошу отвечать честно и серьезно, – продолжил он. Вы находитесь на серьёзном объекте, это корабль, а не школа или школьные ученья.
Я немного помолчал, выдержав паузу, рассказал полностью без запинки, как на одном дыхании, все, что с нами произошло. Рассказал про мужика в плаще, который за нами и гнался, рассказал, что я увидел в комнате, когда попал сюда, как оказалось, на корабль. Так же рассказал про фото над столом маленькой девочки, которая похожа на нее, в общем, полностью, всё что было «на духу».
– Понятно – сказал Капитан.
Капитан немного помолчал, затем поднял трубку и просил привести к нему в кабинет врача. В кабинет пришел.
– Осмотрите их! – приказал Капитан.
Врач начал осматривать, задавал стандартные вопросы, прощупывал пульс и в конце измерил давление.
– Они полностью здоровы – резюмировал врач. У них нет ни каких болезней.
– Спасибо! – сказал капитан. Можете идти. Мне нужно еще с ними поговорить.
Врач собрался и вышел из кабинета капитана, захлопнув за собой дверь.
Капитан сидел молча и думал. Корабль плыл по волнам, а мы сидели и думали, что нам делать дальше.
– Хорошо – вдруг громко сказал капитан. Отпустить в море, до берега, я вас не смогу, в целях безопасности и вашего здоровья. Так как вы более менее взрослые и здоровые, ты вы будете служить на корабле, и помогать моей команде. Вас, – обратился он к девочке, я направлю на кухню, а Вы, молодой человек будете помогать на палубе другим морякам. Отныне вы команда! – громко произнес капитан. Жить вы будете в той комнате, где мы вас нашли, так как кроме вас там никто не может находиться.
– Я, ясно сказал – в приказном тоне закончил он.
– Да. – тихо в один голос ответили мы.
– Я не слышу, – еще раз громко скомандовал капитан. «Так точно!» надо отвечать.
– Так точно! – громко ответили мы.
– Сейчас идете в столовую, вас накормят, а затем я вам скажу, что делать дальше, закреплю за каждым из вас по человеку, который будет за вами следить и помогать, и говорить, что нужно делать и что нельзя. Вам выдадут форму моряка, и я вас должен видеть только в ней. Эту одежду, которая сейчас на вас снять, постирать и убрать в шкаф, до приезда обратно домой.
– Все понятно – закончил Он.
– Так точно – громко ответили мы в один голос.
Затем капитан позвонил по телефону и пригласил одного из моряков и сказал что делать.
– Так точно – ответил моряк и вышел вслед за нами

… продолжение следует