Дети – 9Wall

Первый шаг

9wall.ru

Говорят, что самое трудное в жизни это сделать первый шаг. Не важно в чем будет проявляться этот “первый шаг” Будь-то это первый прыжок с парашютом или первый шаг в начинании какого-то дела. Самый первый шаг в нашей жизни мы делаем тогда, когда еще маленькие. Мы только “выползли” из пеленок и пытаемся встать, и как только мы встали, на свои маленькие и неокрепшие ножки, мы пытаемся сделать свой самый первый шаг. Мы тут же падаем на свои пухленькие коленочки.

Папа и Малыш # 2 / Прогулка

9wall.ru

Он позвал малыша и сказал что пойдем гулять и тот с криками “Гулять!” побежал в свою комнату, взял свои вещи в которых любил гулять и прибежал в папину комнату положил их на стул и стал стал одеваться. Так как он уже умел одеваться сам, то некоторые вещи он смог одеть сам, а остальные ему помогал одевать папа. Все это время у обоих не сходила с лица улыбка. Малыш радовался тому что он пойдет гулять да и еще с папкой, а папа тому что он занимается малышом.

Папа и Малыш

9wall.ru

обязательства по уходу за своим трёхгодвалым малышом. Малыш в это время играл в своей комнате с кубиками и что-то строил из них. Когда услышал что дверь вновь закрылась и мама не оказалась в комнате. Малыш резко вскочил и побежал к двери. Затем он подошел к своему Папе, обнял его за ноги, и взяв его за руку повел в свою комнуту. там он ему показал и рассказал что он строил.

В детстве мы…

– Верили в сказки.
– Ни в чем не сомневались.
– когда я засыпаю, куклы оживают;
– пауков нельзя убивать, потому что дождь будет – если хоть несколько секунд смотреть на сварку, ослепнешь; – нельзя через лежащего человека переступать, расти не будет; – в песне поют ‘птица счастья завтрашнего дня, прилетела с крыльями свинья’; – большие комары – малярийные; – под кроватью сидит баба Яга, поэтому нужно запрыгивать с разбегу, чтоб за ногу не поймала
– ты веришь, что можешь стать кем угодно, кем захочешь. Твои мечты не знают границ. – Ты веришь в волшебство, веришь в сказки и сказочные возможности. Но стоит тебе повзрослеть, и эта детская вера рассеивается как дым, а вместе ней ты начинаешь видеть перед собой жизненные реалии и с ужасом понимаешь, что ты не можешь осуществить все свои мечты. И тогда ты становишься скромнее, просишь у жизни меньшего или вообще прекращаешь мечтать.

Когда мы были детьми.

– Могли заявить о себе на весь мир. Но постепенно их заколдовали и превратили в биороботов.- Живите и играйте как дети. Вспомните, как говорил Бог: «Если не будете как дети, то не войдете в царствие небесное». Понаблюдайте внимательно за поведением ребенка. Он везде и во всем найдет повод для игры. А мы, взрослые, только мешаем ему в этом. Мы слишком серьезно ко всему относимся. Мы думаем, что мир ограничен и в нем нет ничего нового и интересного. Я думаю, что вся проблема в том, что взрослые забыли, что мир — это великая тайна. И то, что мы видим в своей жизни, еще далеко от Самой Реальности, невообразимой и бесконечной в каждой своей точке. Они перестали относиться к себе и к окружающему миру как к загадке. И это самая главная ошибка взрослых.

Появление до рождения.

Вы кто?

– Я должен был родиться мальчиком. Мне хотели дать имя, но я не родился.

А где ты хотел родиться?

– У вас.

В нашем мире, да?

– Да.

А ты мог родиться где-нибудь в другом, по-своему желанию, мире? Нет?

– У меня было желание родиться здесь, но мама не захотела.

Мама не захотела, и теперь тебе плохо?

– Теперь я ищу другую маму. Но, мне сказали, что если я потерял, то это будет долго. И ещё сказали, что в этом виноват я.

Почему?

– Потому, что я не смог уговорить маму. Я был непослушный… может быть из-за этого. Я не знаю.

А ты свою маму знаешь?

– Знал.

А папу?

– Знал.

Они тебе нравились?

– Да. Только папа стал много ругаться, мама стала много плакать. А я, а я хотел маму успокоить, но получилось наоборот.

Скажи, что ты теперь делаешь?

– Ищу маму.

Маму ищешь? Мы желаем тебе найти маму, и чем быстрей, тем лучше.А ты можешь о себе что-нибудь рассказать? Какой ты, где ты раньше жил?

-Не знаю. Ко мне пришли и сказали, что пришло время, я должен идти. Потом… Потом, я падал, а когда упал, то я был уже у мамы.

И ты у мамы жил?

– Да.

Сколько времени? Ты знаешь время?

– Время? ….Три луны.

Три луны. Три месяца. Мы тебе можем, чем-нибудь помочь?

– Не знаю.

А почему ты сюда пришёл?

– А я увидел и пришёл.

Кого увидел?

– Вы знаете, ваш мир похож на улей, и в нём много-много сот. Они все закрыты, а эта была немножко приоткрыта, и я зашёл.

Слушай, а ты расскажи, а кто к тебе приходил сказать, что тебе пора? Как они выглядели. Кто это был? Может, это голос был?

– Нет. Это были мужчина и женщина. Они пришли, развернули бумагу, нашли моё имя и сказали, что мне пора. Потом, они мне дали камешек. Этот камешек я должен был оставить у мамы.

А какой он цветом – камешек?

– Голубой.

Он хороший или плохой? Как ты чувствовал?

– Нет, он хороший, без него нельзя, без него я не смогу попасть к маме.

А теперь, он с тобой, этот камешек? – Нет. Если бы он у меня был, я бы нашёл маму.

А ты у мамы оставил камешек?

– Не знаю.

Ты его потерял?

– Не знаю. Меня же убили.

Кто?

– Я же должен был родиться.

А теперь, тебе не к кому пойти и не у кого спросить, куда тебе теперь?

– Если бы у меня был камешек, он бы обязательно мне нашёл маму.

А без камушка ты не можешь маму найти?

– Нет.

И что же теперь тебе делать?

– Не знаю.

Камешек – это желание. Как ты попал, там где ты сейчас находишься? Ну, до того, как ты маму нашёл, так сказать, до того, как к тебе пришли, где ты был? Ты всегда был там, или…?

– Нет. Если бы было всё хорошо, я бы родился. Потом бы – вырос и стал бы тоже папой. Потом бы – я стал старенький и обратно пришёл бы сюда.

А потом?

– Потом бы – я опять искал маму.

Ну, ты был, значит, когда-то папой, да?

– Да.

А когда – ты не помнишь?

– Не-ет, это помнить нельзя.

Почему?

– Потому, что я тогда не смогу правильно жить.

Ну, у нас некоторые помнят своё прошлое.

– Нет. Они не могут помнить. Если бы они помнили, они бы это всё пережили, а пережить дважды вы не можете.

Скажи, а почему ты мальчиком должен был родиться? Ты не знаешь?

– А мне сказали, чтобы я был мальчиком.

А ты можешь также быть и девочкой? Да? Если тебе скажут.

– Да. Только камешек будет другой.

Другого цвета?

Красный, наверно?

– Да – Красный.

Явление до появления.

– Знаете, я рождаюсь гораздо раньше, чем носитель этих цветов. Ещё за год, лоно матери уже приобретает зелёный цвет, зелёный цвет жизни, и этот цвет уже манит, манит и приглашает детей. Дети, увидев его, приходят, и тогда – «тайна рождения», и в этот момент я переливаюсь всеми радугами, я уже забываю, какой цвет мой – я меняю их все. Приходит время, и я снова приобретаю свой основной цвет зелёный. И когда ребёнок начинает шевелиться и делает первые вздохи, я приобретаю столь яркий цвет, что даже матери могут увидеть его. И когда они разговаривают с дитём, они разговаривают и со мной, и когда я слышу, как один из них говорит: «А нужен ли нам ребёнок этот?» – я чувствую страх ребёнка, и тогда из зелёного я становлюсь грязным, и тогда я уже боюсь самого себя. Ребенок начинает выделять яды, и мать начинает плохо чувствовать себя. Ему бы, бедненькому, затихнуть, но он боится. А если отец говорит: «Может быть, не нужен он?» – а мать чувствует токсикоз – она уже соглашается. Ребёнок тогда боится ещё больше, и тогда мать уже решает полностью… Тогда приходят другие цвета и стараются восстановить баланс. Проходит порыв у матери, отец успокаивается – успокаивается и ребёнок. Когда мать едет в автобусе, и кто-то нечаянно толкнёт, то ребенку становится больно, и эта боль передаётся матери. Мать, испугавшись “не навредила ли чего”, начинает ругаться с толкнувшим. И тогда, уже мать выделяет яды, и тогда, уже ребёнок начинает задыхаться. И тогда , опять я теряю чистый цвет, и опять я становлюсь грязным. Когда мать заходит, и ей не уступают место, про себя она злится, и тогда злится ребёнок, и тогда мать чувствует его беспокойство… И если это повторяется часто, и если мать старается успокоить себя химией, ребенок постепенно начинает умирать, и тогда, я теряю полностью свой цвет. Я зелёный, а значит, я даю жизнь, значит, я признак жизни. Представьте, представьте, когда мать приходит и ложится на кресло, и когда в лоно, в дом ребёнка, входит чужеродное, и старается вырвать, вытащить его оттуда… Представьте, как кричит ребёнок, представьте, как он мечется и хочет уйти от смерти! Вы только подумайте – он ещё не родился, а его уже убивают… И тогда, я становлюсь чёрным, чёрным. Я уже теряю, теряю всё. И вместе со смертью ребёнка умираю я, потому что я – признак жизни, а жизнь – уходит. И тогда, в следующей жизни, я прихожу к матери, прихожу уже чёрным цветом и не даю матери родить. И сколько бы потом ни мучилась, сколько бы она ни пыталась сделать это, никакая химия, ничто не может помочь, потому что я – признак смерти, и я не даю, и я не пускаю сюда детей. Я пугаю их, и они уже не приходят в этом дом, в это лоно.